10:44 19.09.2018
Анастасия Бузько опубликовала запись

Из чего состоит опера

Поп-музыка, рок, рэп — все это существует с презумпцией того, что для пения (отнесем к нему и рэп для наглядности) абы какие слова не подойдут: нужен текст, который хорошо ложится на музыку, соответствующим образом ритмически организованный, очень часто рифмованный и вдобавок строфически выстроенный. Иными словами, без поэзии пения вроде как и не бывает, и даже всякое «мой номер двести сорок пять, на телогреечке печать» — и оно стремится туда же, к той олицетворенной всевозможными аэдами, скальдами и прочая парадигме, которой черт знает сколько тысяч лет. Вокальная музыка — первородный и самый естественный способ существования поэзии. Поэтический текст — нормальный и даже нормативный словесный «контент» для музыки.

Опера при всем своем консерватизме в этом смысле оказывается куда более отважной, чем массовая культура. Оперы, написанные на сплошь прозаический текст, не просто «встречаются» или «бывают» — их десятки и десятки, причем в это число входят и популярные, хитовые или, во всяком случае, широко известные названия. «Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси, «Война и мир» Прокофьева, «Воццек» Берга, «Билли Бадд» Бриттена, «Саломея» Рихарда Штрауса, «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича и много чего еще.

Как легко заметить, все эти оперы были написаны в течение последних ста с лишним лет. Отречение от такой извечной скрепы, как безраздельное господство поэзии в оперных либретто (разговорные вставки не в счет), действительно случилось только в последние десятилетия XIX века. Подступы были заметны и раньше. Еще в 1850-е Верди грозился очередным заказчикам написать оперу на прозаическое либретто — грозился скорее в шутку, но заказчиков всерьез перепугал. Сам Верди эту угрозу не осуществил (Италия, первооткрывательница идей и оперной музыки, и оперного либретто, в этом отношении оказалась в целом чуть более консервативной). Но вообще в конце 1860-х и в 1870-е за эксперименты с прозаическим текстом берутся оперные композиторы очень разных вкусов, взглядов, эстетических предпочтений — например, оказались в их числе и Мусоргский, и Гуно. И это было не формалистическое новаторство ради новаторства, а просто реакция на то, что музыка страшно далеко ушла по сложности, богатству, образности, по гармоническому, идейному, тембровому арсеналу от ситуации барочных времен. После Вагнера рабски следовать в оперной мелодике (все-таки не романс и не песенка) просодии стихотворного текста было уже несколько нелепо. А вот прозаическая речь, организованная разнообразно и прихотливо, естественная, нестесненная, интонационно гибкая, представлялась композиторам, по выражению того же Гуно, «неистощимыми залежами возможностей».

Разумеется, это была речь не газетной заметки и не уличной торговки. Главный импульс к появлению оперы с прозаическим либретто — то, что перед композитором лежал готовый текст с самостоятельной и, как правило, счастливой судьбой: роман, повесть или драма. Отчасти читательское восхищение композитора, отчасти эта самая счастливая судьба и вызывали к жизни оперную адаптацию литературного опуса. Такое бывало и раньше — иначе бы не видать нам ни «Лючии ди Ламмермур», вдохновленной Вальтером Скоттом, ни «Травиаты», вдохновленной Дюма-сыном. Но просто раньше царило убеждение, что проза, даже славная, слишком нескладна, низка, груба для оперной сцены, а потому ее обязательно нужно версифицировать, предусмотрев удобные тексты для речитативов и арий. А потом это убеждение довольно быстро отжило свое — вместе со многими другими художественными постулатами, которые к концу XIX века стремительно превращались в анахронизм.

Только не стоит увлекаться, видя в соединении оперной музыки и нестихотворного текста исключительно достижение модерна и модернизма. В конце концов, была же и церковная музыка, которая в XIX веке, положим, начала себя мыслить как нечто совершенно автономное со своей сугубо «духовной» эстетикой — но прежде того вот совсем не чуралась оперной эстетики и оперных приемов. А тексты там понятно какие: привычная нам силлабо-тоническая поэзия присутствовала, конечно, в протестантском богослужении, но в богослужении католическом стихотворных богослужебных текстов было на порядок больше; песнопения мессы, антифоны, респонсории и особенно псалмы — это тоже, конечно, поэзия, однако совсем не того свойства, что «Куда, куда вы удалились...» И ничего: совсем не стало меньше из-за этого прекрасных и вполне оперных по складу арий в псалмах Вивальди или в мессах Моцарта, Гайдна, Бетховена, не говоря уже о множестве менее известных композиторов. Или в «Мессии» и «Израиле в Египте» Генделя, где попурри из библейских цитат тоже никакой версификации не подвергалось.

Для первых «прозаических» опер вроде «Пеллеаса и Мелизанды» критики придумали даже как будто осуждающий термин — Literaturoper, «литературная опера». Отчасти это было довольно метко: слово это ненароком отмечало, что отвлеченно-условные сюжеты для новых опер становятся неудобными, а вот использовать уже хорошо известное литературное произведение — верный способ привлечь к новой опере внимание публики. Но, если по правде, опера и без того как была, так и остается фундаментально связанной с новоевропейской словесностью: это трансформирующаяся от поколения к поколению эстетика большой литературы определяла многое в образности оперного зрелища прежде и продолжает сказываться в современных интерпретациях опер — и поэтических, и прозаических.

Голосовать +3
Просмотров: 141
Адрес записи: 
Необходимо загрузить аватар
Выразите свою индивидуальность, загрузив уникальный аватар (картинка пользователя) или выбрав наиболее подходящий из предлагаемой галереи аватаров.
Правила
закрыть

Правила публикации комментариев

Публикуя комментарии, Вы несете ответственность согласно законодательству Украины.

Запрещается:
  • публиковать комментарии, которые пропагандируют деятельность, прямо запрещенную законодательством Украины;
  • оставлять комментарии, не относящиеся непосредственно к опубликованному материалу;
  • использовать в комментариях ненормативную лексику (мат);
  • оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации;
  • публиковать комментарии, носящие рекламный характер;
  • использовать при написании комментария транслит (запись украинских или русских слов латинскими символами), предложения, состоящие из эрративов (например, так называемый олбанский йазыгг);
  • публиковать комментарии, целиком состоящие из заглавных букв;
  • публиковать односложные комментарии (например, «+1»).

Редакторы оставляют за собой право удалять любые комментарии, не отвечающие указанным требованиям, а при регулярном или грубом пренебрежении Правилами – блокировать пользователю доступ к Порталу. Редакторы не комментируют свои действия и не обсуждают их с пользователями.

1
Вы не подписаны на комментарии к этому материалу. Оповещать
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

Подарки

Войти